переклад віршів

Перевод — Маршак С.

I keep six honest serving-men

 

I keep six honest serving-men

(They taught me all I knew);

Their names are What and Why and When

And How and Where and Who.

I send them over land and sea,

I send them east and west;

But after they have worked for me,

I give them all a rest.

 

I let them rest from nine till five,

For I am busy then,

As well as breakfast, lunch, and tea,

For they are hungry men.

But different folk have different views;

I know a person small—

She keeps ten million serving-men,

Who get no rest at all!

She sends 'em abroad on her own affairs,

From the second she opens her eyes—

One million Hows, two million Wheres,

And seven million Whys!

 

Есть у меня шестерка слуг

Есть у меня шестерка слуг,

Проворных, удалых.

И все, что вижу я вокруг, —

Все знаю я от них.

Они по знаку моему

Являются в нужде.

Зовут их: Как и Почему,

Кто, Что, Когда и Где.

 

Я по морям и по лесам

Гоняю верных слуг.

Потом работаю я сам,

А им даю досуг.

Даю им отдых от забот —

Пускай не устают.

Они прожорливый народ —

Пускай едят и пьют.

 

Но у меня есть милый друг.

Особа юных лет.

Ей служат сотни тысяч слуг, —

И всем покоя нет!

Она гоняет, как собак,

В ненастье, дождь и тьму

Пять тысяч Где, семь тысяч Как,

Сто тысяч Почему!

 

Перевод — Машрак С.

 

THE Camel's hump is an ugly lump

  Which well you may see at the Zoo;

But uglier yet is the hump we get

  From having too little to do.

 

Kiddies and grown-ups too-oo-oo,

If we haven't enough to do-oo-oo,

    We get the hump–

    Cameelious hump–

The hump that is black and blue!

 

We climb out of bed with a frouzly head

  And a snarly-yarly voice.

We shiver and scowl and we grunt and we growl

  At our bath and our boots and our toys;

 

And there ought to be a corner for me

(And I know there is one for you)

    When we get the hump–

    Cameelious hump–

The hump that is black and blue!

 

The cure for this ill is not to sit still,

  Or frowst with a book by the fire;

But to take a large hoe and a shovel also,

  And dig till you gently perspire;

 

And then you will find that the sun and the wind.

And the Djinn of the Garden too,

    Have lifted the hump–

    The horrible hump–

The hump that is black and blue!

 

I get it as well as you-oo-oo–

If I haven't enough to do-oo-oo–

    We all get hump–

    Cameelious hump–

Kiddies and grown-ups too!

 

Горб верблюжий

Горб

Верблюжий,

Такой неуклюжий,

Видал я в зверинце не раз.

Но горб

Еще хуже,

Еще неуклюжей

Растет у меня и у вас.

 

У всех,

Кто слоняется праздный,

Немытый, нечесаный, грязный,

Появится

Горб,

Невиданный горб,

Косматый, кривой, безобразный.

 

Мы спим до полудня

И в праздник и в будни,

Проснемся и смотрим уныло,

Мяукаем, лаем,

Вставать не желаем

И злимся на губку и мыло.

Скажите, куда

Бежать от стыда,

Где прячете горб свой позорный,

Невиданный

Горб,

Неслыханный

Горб,

Косматый, мохнатый и черный?

 

Совет мой такой:

Забыть про покой

И бодро заняться работой.

Не киснуть, не спать, А землю копать,

Копать до десятого пота.

И ветер, и зной,

И дождь проливной,

И голод, и труд благотворный

Разгладят ваш горб,

Невиданный горб,

Косматый, мохнатый и черный!

 

Перевод — Машрак С.

 

I'VE never sailed the Amazon,

  I've never reached Brazil;

But the Don and Magdelana,

  They can go there when they will!

 

        Yes, weekly from Southampton,

        Great steamers, white and gold,

        Go rolling down to Rio

        (Roll down–roll down to Rio!)

        And I'd like to roll to Rio

        Some day before I'm old!

 

I've never seen a Jaguar,

  Nor yet an Armadill

O dilloing in his armour,

  And I s'pose I never will,

 

        Unless I go to Rio

        These wonders to behold–

        Roll down–roll down to Rio–

        Roll really down to Rio!

        Oh, I'd love to roll to Rio

        Some day before I'm old!

 

На далекой Амазонке

 

На далекой Амазонке

Не бывал я никогда.

Только «Дон» и «Магдалина»

Быстроходные суда —

Только «Дон» и «Магдалина»

Ходят по морю туда.

 

Из Ливерпульской гавани

Всегда по четвергам

Суда уходят в плаванье

К далеким берегам.

Плывут они в Бразилию,

Бразилию,

Бразилию.

И я хочу в Бразилию —

К далеким берегам!

 

Никогда вы не найдете

В наших северных лесах

Длиннохвостых ягуаров.

Броненосных черепах.

Но в солнечной Бразилии,

Бразилии моей,

Такое изобилие

Невиданных зверей!

Увижу ли Бразилию

Бразилию,

Бразилию,

Увижу ли Бразилию

До старости моей?

 

Перевод — Машрак С.

 

PUSSY can sit by the fire and sing,

  Pussy can climb a tree,

Or play with a silly old cork and string

  To'muse herself, not me.

But I like Binkie my dog, because

  He knows how to behave;

So, Binkie's the same as the First Friend was,

  And I am the Man in the Cave.

 

Pussy will play man-Friday till

  It's time to wet her paw

And make her walk on the window-sill

  (For the footprint Crusoe saw);

Then she fluffles her tail and mews,

  And scratches and won't attend.

But Binkie will play whatever I choose,

  And he is my true First Friend.

 

Pussy will rub my knees with her head

  Pretending she loves me hard;

But the very minute I go to my bed

  Pussy runs out in the yard,

And there she stays till the morning-light;

  So I know it is only pretend;

But Binkie, he snores at my feet all night,

  And he is my Firstest Friend!

 

Кошка чудесно поет у огня

 

Кошка чудесно поет у огня,

Лазит на дерево ловко,

Ловит и рвет, догоняя меня,

Пробку с продетой веревкой.

 

Все же с тобою мы делим досуг,

Бинки послушный и верный,

Бинки, мой старый, испытанный друг,

Правнук собаки пещерной.

 

Если, набрав из-под крана воды,

Лапы намочите кошке

(Чтобы потом обнаружить следы

Диких зверей на дорожке),

 

Кошка, царапаясь, рвется из рук,

Фыркает, воет, мяучит.

Бинки — мой верный, испытанный друг,

Дружба ему не наскучит.

 

Вечером кошка, как ласковый зверь,

Трется о ваши колени.

Только вы ляжете, кошка за дверь,

Мчится, считая ступени.

 

Кошка по крышам гуляет всю ночь,

Бинки мне верен и спящий:

Он под кроватью храпит во всю мочь —

Значит, он друг настоящий!

 

Перевод — Машрак С.

 

 

Я — маленькая обезьянка…

 

Я — маленькая обезьянка,

Разумное существо.

Давай убежим на волю,

Не возьмем с собой никого!

 

В коляске приехали гости.

Пусть мама подаст им чай.

Уйти мне позволила няня,

Сказала: — Иди, не мешай!

 

Давай убежим к поросятам,

Взберемся с тобой на забор

И с маленьким кроликом будем

Оттуда вести разговор.

 

Давай все, что хочешь, папа,

Лишь бы только мне быть с тобой.

Исследуем все дороги,

А к ночи вернемся домой.

 

Вот твои сапоги, вот шляпа,

Вот трубка, табак и трость.

Бежим поскорее, папа,

Пока не заметил гость!

 

Перевод — Маршак С.

 

THIS is the mouth-filling song

Of the race that was run by a Boomer,

Run in a single burst–only event of its kind–

Started by big God Nqong from Warrigaborrigarooma,

Old Man Kangaroo first: Yellow-Dog Dingo behind.

 

Kangaroo bounded away,

His back-legs working like pistons–

Bounded from morning till dark,

Twenty-five feet to a bound.

Yellow-Dog Dingo lay

Like a yellow cloud in the distance–

Much too busy to bark.

My! but they covered the ground!

 

Nobody knows where they went,

Or followed the track that they flew in,

For that Continent

Hadn't been given a name.

They ran thirty degrees,

From Torres Straits to the Leeuwin

(Look at the Atlas, please),

And they ran back as they came.

 

S'posing you could trot

From Adelaide to the Pacific,

For an afternoon's run

Half what these gentlemen did

You would feel rather hot,

But your legs would develop terrific–

Yes, my importunate son,

You'd be a Marvellous Kid!

 

Песнь Дарзи, птички-портняжки, в честь храброй мангусты Рикки-Тикки-Тави

 

Жизнью живу я двойной:

В небе я песни пою,

Здесь, на земле, я — портной.

Домик из листьев я шью.

Здесь, на земле,

В небесах, над землею,

Шью я, и вью, и пою!

 

Радуйся, нежная мать, —

В битве убийца убит.

Пой свою песню опять, —

Недруг в могилу зарыт.

Злой кровопийца,

Таившийся в розах,

Пойман, убит и зарыт!

 

Кто он, избавивший нас?

Имя его мне открой.

Рикки — сверкающий глаз,

Тикки — бесстрашный герой,

Рик-Тикки-Тикки,

Герой наш великий,

Наш огнеглазый герой!

 

Хвост пред героем развей,

Трель вознеси к небесам.

Пой ему, пой, соловей!

Нет, я спою ему сам.

 

Славу пою я великому Рикки,

Когтям его смелым,

Клыкам его белым

И огненно-красным глазам!